«Тренерство — это не мое, карьера чиновника — тем более»

Многолетний капитан баскетбольных «Химок» Сергей Моня сообщил в интервью «Известиям», что пока не собирается завершать свою профессиональную карьеру. 37-летний форвард хочет подойти к новому сезону в оптимальной форме.

— Уже вернулись к полноценным тренировкам?

— Можно и так сказать. С 12 июня сняли зал в Москве, наняли тренера и активно поддерживаем форму. Из игроков «Химок» также со мной занимаются Егор Вяльцев, Слава Зайцев, Леха Швед и Янис Тимма. Также Дима Узинский из УНИКСа. Витя Хряпа через день приходит.

— Экс-капитан ЦСКА в порядке на фоне других баскетболистов?

— В полном. Хряпа мог бы до сих пор играть на уровне Евролиги. Огромный опыт, голова работает очень быстро, бросок… Всё при нем.

— Хряпа рассказывал, что его сын активно занимается баскетболом. Вы не думали отдать своих дочерей в секцию или женский баскетбол немного не то?

— Они осваивали разные виды спорта, но с годами им всё разонравилось. Сейчас обе активно занимаются танцами.

— Как они восприняли то, что папа провел с ними так много времени на карантине? Были удивлены такому развитию событий?

— Они уже взрослые — 13 и 10 лет — понимают всё, что происходит в стране и мире. Так что удивления не было. Но действительно, не припомню, чтобы мы так много времени проводили вместе. Им не надо в школу, мне на работу.

— Знаю, что вы большой фанат футбола. Рады возобновлению европейских чемпионатов?

— По мере возможности включаю трансляции, но без зрителей футбол смотрится совсем не так здорово. К тому же видно, что игроки находятся не в лучшем физическом состоянии. А в России и вовсе рестарт оказался неудачным — в нескольких командах был обнаружен коронавирус. Поэтому ситуация двоякая. С одной стороны, надо играть, с другой, есть высокий риск для здоровья. Надо быть максимально аккуратным.

— Вы болельщик «Милана» со стажем. Какой самый памятный матч для вас с участием итальянской команды?

— Самый первый матч, после которого я стал болеть за них. Это был финал Лиги чемпионов –1993/94 с «Барселоной» (4:0). У Фабио Капелло тогда была шикарная команда.

— А кто ваш любимый игрок?

— Их было много. Это такие легенды клуба, как Паоло Мальдини, Андрей Шевченко, Деметрио Альбертини, Дженнаро Гаттузо, Андреа Пирло… В детстве больше всего нравился Джордж Веа, который стал обладателем «Золотого мяча» в 1995 году.

— А были на домашнем стадионе «россонери»?

— Два раза. На дерби «Милан»–«Интер» и на финале Лиги чемпионов-2014/15 «Реал»–«Атлетико». «Сан-Сиро» — старенький стадион, но один из самых вместительных в Европе. Всё видно, с любого места. А когда он полностью заполняется, это фантастическая атмосфера. Очень понравилось там.

— Егор Вяльцев говорил, что каждый год посещает родной Воронеж. Вы тоже частый гость в Саратове?

Еще не было года, чтобы я не приехал в Саратов. Это выездная игра с «Автодором», плюс каждое лето обязательно планирую поездку в родной город на одну-две недели. Порой хочется разгрузиться после шумной Москвы. В Саратове гораздо спокойнее. К тому же там остались родители, родственники, друзья. Поеду туда в начале июля.

— Когда вы были в «Автодоре», приходилось тренироваться под руководством бессменного президента клуба Владимира Родионова?

— Да, он часто был на наших тренировках. Много времени уделял молодым ребятам. Смотрел со стороны или сам проводил занятия. Безусловно, он любит, понимает баскетбол и делает всё, чтобы его команда выигрывала. Знаю, что Владимир Евстафьевич вкладывал почти все личные средства в «Автодор», чтобы игроки ни в чем не нуждались. Это заслуживает уважения.

— Из «Автодора» вы перешли в ЦСКА, а спустя два года выставили свою кандидатуру на драфт NBA. Чем вам запомнилось это событие?

— Всё новое, ведь я в тот момент очень слабо представлял себе, что такое драфт. Была классная атмосфера, вокруг много молодых игроков, агентов, менеджеров. Такая баскетбольная тусовка в самом центре мира (драфт-2004 проходил в Нью-Йорке. — «Известия»). Интересно было понаблюдать за этим своими глазами. Плюс были интересные преддрафтовые мероприятия, где мы могли познакомиться, поиграть друг с другом.

— Драфт-2004 считается одним из сильнейших в новейшей истории. На нем были выбраны Дуайт Ховард, Андре Игудала, Андерсон Варежао, Шон Ливингстон, Луол Денг, Джей Ар Смит…

— Действительно, много сильных игроков, которые потом долго играли или продолжают играть на высоком уровне.

— Но при этом сразу три российских игрока были выбраны в первом раунде — Павел Подкользин под 21 номером, Виктор Хряпа под 22-м и вы под 23-м.. Как думаете, этот рекорд когда-нибудь будет побит?

— Посмотрим, в стране есть хорошие молодые ребята. Плюс многие сейчас уехали учиться и играть в США, что, безусловно, плюс для возможного попадания в NBA.

— Считается, что в NBA практически не играют в защите. Вы, наоборот, говорили, что там дикая «заруба» в каждой игре и нет места нытикам. Где правда?

Ребята в NBA могут защищаться, но делать это на одном и том же уровне на протяжении 82 игр регулярного сезона — тяжело. Это слишком большая нагрузка. На полную в защите они начинают делать акцент в играх плей-офф. Это логично. По крайней мере, так было, когда я играл, может, сейчас что-что изменилось.

— Вы 13 лет защищали цвета сборной (2003–2016), выиграли три важных медали для страны. В чем был главный секрет той команды?

— Самое главное — это атмосфера в коллективе. Тренер Блатт дал возможность всем игрокам раскрыться, полностью доверял нам, а мы, в свою очередь, выполняли все его требования. Также важно, что игроки были действительно топового уровня. К тому же мы долго выступали вместе, и это дало хорошую сыгранность.

— Самая запоминающая история вне паркета из того периода?

— Их было очень много. Мы были дружны и много времени проводили на сборах. В России почти не играли, за все это время я провел всего 3-4 товарищеских домашних матча в форме сборной. Нас всегда пытались отправить за границу. Это было дешевле, ведь почти за всё платила принимающая сторона. Так что мы ездили покорять Европу (смеется) и очень сдружились.

— Как вы относитесь к натурализации? При вас в сборной играли американцы Джон Роберт Холден и Келли Маккарти.

— Маккарти мало играл за Россию, только на Евробаскете-2009. У Холдена совсем другая история. Он долго выступал за ЦСКА, прожил в нашей стране много лет. Конечно, были разные разговоры, мол, зачем он нужен. Однако его решающее попадание в финале Евробаскета-2007 сняло все эти вопросы. Так что качественная и точечная натурализация — это нормально. А вот привлекать легионеров поголовно и бездумно — не стоит.

— Центровой ЦСКА Джоэл Боломбой — усиление для сборной?

— Не могу сказать. Пока он сыграл всего пару матчей за Россию, рано делать какие-то выводы. Надеюсь, если он продолжит привлекаться в национальную команду, то будет полезен.

— Вы рекордсмен «Химок» по количеству сыгранных матчей, многолетний капитан. Есть ли у вас желание остаться?

Желание играть еще есть, и оно большое, но мой контракт закончился. Посмотрим, как всё сложится этим летом. Понимаю, что после всей этой истории с COVID-19 тяжело не только спортивным клубам, но и представителям всех других сфер. Многие потеряли работу. Сейчас все постепенно возобновляется, и я надеюсь, что мы пережили пик пандемии и скоро всё вернется в привычное русло.

— Насколько клубу важно удержать в своих рядах Алексея Шведа?

— Это наша главная звезда. По игровым качествам и популярности. Очень много детей, молодых ребят ходят на наши игры, чтобы посмотреть на Лешу. После матча его всегда ждет толпа фанатов, просят автограф, фотографию. Всем нравится его стиль игры, который больше похож на современную NBA. Надеюсь, он останется в «Химках» и продолжит радовать болельщиков, нас и руководство желто-синих.

— Недавно у Римаса Куртинайтиса был юбилей и в поздравлении вы отметили его чувство юмора. Весело с ним на тренировках?

— Римас — очень опытный тренер. Он знает, когда можно пошутить, а когда серьезно «напихать». Он сам был очень классным игроком, поэтому прекрасно понимает эту грань.

— К ветеранам команды немного иное отношение?

— Если недоработал или допустил глупую ошибку, то получишь по полной. Это касается всех. Другое дело, я знаю все его требования и стараюсь их выполнять. Мне комфортно работать с Куртинайтисом. Думаю, и другим ребятам тоже.

— Уже думали о том, чем займетесь по окончании карьеры — можете стать тренером или спортивным чиновником, как ваш товарищ Андрей Кириленко?

Тренерство — это не мое, а карьера чиновника — тем более. Правда, не углублялся в эти мысли. Пока позволит здоровье — продолжу играть, а там уже видно будет. Может быть, в один день я проснусь и пойму, что надо завязывать, и тогда придется серьезно задуматься, где применить себя. Конечно, хотелось бы остаться в баскетболе.

— Кириленко говорил, что очень хотел бы видеть вас во главе профсоюза игроков. Как вы думаете, создание такой структуры назрело?

Честно, не знаю, как такой профсоюз будет работать, не станет ли он просто номинальной организацией. Все-таки у нас разные менталитеты с США. В NBA и НХЛ это действительно могущественные структуры, с которыми считаются. А, например, мнение профсоюза Евролиги носит только рекомендательный характер. Так что мне сложно что-то сказать об этом.

— Самый странный легионер в «Химках» на вашей памяти?

— Одного выделить трудно. Ведь игроки, бывает, приходят на год, на полгода, на несколько месяцев. Из разных стран, с разными менталитетами. Очень много было всего, в том числе и оригинальных ребят.

— Что почувствовали, когда узнали об убийстве Тайлера Ханикатта (американский форвард был застрелен полицией в своем собственном доме в Лос-Анджелесе)?

— Это был настоящий шок, ведь такого нельзя было ожидать. Тем более хорошо зная Тайлера. Первый год он привыкал к команде и в целом к европейскому баскетболу. Потом узнал нашу культуру, стал много общаться со всеми, был важной частью коллектива. Всегда на позитиве, никогда не видел его подавленным. Очень жаль, что его жизнь так оборвалась и он рано ушел от нас.

— В середине мая на 45-м году жизни скончался врач сборной России и ЦСКА Роман Абжелилов, у которого была выявлена коронавирусная инфекция. Вы были близко знакомы?

— Да, очень тесно общались. Тяжело терять людей, с которыми ты провел так много времени. Тем более Роман сам был врачом. Это еще раз доказывает, что всё это не шутки, а очень серьезный вирус.

Когда это случилось, я тоже не поверил. Знал, что он находится в больнице, мы переписывались. Думал, что все быстро пройдет и он выкарабкается. Увы, не получилось… Завтра (24 июня. — «Известия») 40 дней с момента его смерти. Хотим собраться с парнями, сходить на могилу. На похороны получилось прийти далеко не всем — тогда действовал жесткий режим самоизоляции.

Источник: iz.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.

Яндекс.Метрика