Добывающие компании обязали договариваться с коренными и малочисленными народами о возмещении ущерба по единому сценарию. Он был определен правительством на этой неделе. Громкие конфликты, связанные с попытками коренных народов отстоять родовые земли, происходят регулярно. До последнего времени такие споры разрешались на локальном уровне, иногда перерастая в затяжные противостояния.

Введение общих принципов — первый шаг к тому, чтобы вывести дискуссию в правовое поле и закрепить обязательную ответственность для корпораций, уверено большинство экспертов. Но новый механизм опирается на неработающую нормативную базу: советы представителей коренных и малочисленных народов, которым переданы основные функции, далеко не везде существуют или обладают достаточным авторитетом, а процедура их создания не регламентирована, что повышает риски манипуляций со стороны компаний, возражают оппоненты. В ситуации разбирались «Известия».

Соглашение о возмещении убытков

Постановление правительства, определяющее порядок возмещения убытков коренным и малочисленным народам и их объединениям со стороны добывающих компаний, действующих в местах исконной среды их обитания, было опубликовано во вторник, 18 сентября.

Согласно документу, соглашения должны будут заключаться с местными объединениями коренных и малочисленных народов (а не с отдельными их представителями или конкретными общинами).

«Возмещение убытков осуществляется на основании соглашений о возмещении убытков, заключаемых хозяйствующими субъектами и советами представителей малочисленных народов», — говорится в тексте документа.

Проект документа должна разработать одна из сторон, при этом в процессе обсуждений к работе могут быть привлечены эксперты. О его подготовке необходимо уведомить орган исполнительной власти, при котором действует совет. Он же публикует итоговый вариант после обязательного общественного обсуждения.

«Ты мне землю — я тебе вертолетный рейс»: компании обяжут возмещать ущерб коренным народам

Стойбище оленеводов Приуральского района ЯНАО

Фото: ТАСС/Лев Федосеев

По желанию сторон соглашение может включать положения «о возмещении вреда, причиненного личности и имуществу граждан, относящихся к малочисленным народам, имуществу объединений малочисленных народов, возмещении реального ущерба и упущенной выгоды».

В рамках одной территории совет коренных и малочисленных народов может заключить не больше одного соглашения с каждой из компаний.

«Через суд или «как договорятся»

Постановление принято на фоне конфликтов, которые регулярно возникают между добывающими компаниями и представителями КМНС. Большая часть таких народов проживает на территории Севера, Сибири и Дальнего Востока, где также ведется активная добыча ископаемых.

Земли, которые разрабатывают или планируют разрабатывать компании, часто становятся предметом спора — особенно учитывая, что исконные территории обитания коренных народов в России и возможность вести традиционный образ жизни для КМНС защищены законом.

В конце августа очередной виток подобного конфликта вспыхнул на Ямале, где оленеводы второй год выступают против строительства блока для очистки сжиженного природного газа. Они настаивают, что и строительство, и сам блок уничтожат необходимые оленям пастбища, и в прошлом году в том числе останавливали строительную технику.

Одной из наиболее известных стала история шамана Сергея Кечимова, который еще в начале 2010-х отстаивал родовые земли в одиночном противостоянии с нефтяниками в ХМАО.

«Ты мне землю — я тебе вертолетный рейс»: компании обяжут возмещать ущерб коренным народам

Представитель коренного народа ханты Сергей Кечимов

Фото: ТАСС/Алексей Щукин

До настоящего времени единого подхода к разрешению подобных споров не было, рассказывает профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС Вера Сморчкова.

«Конфликты разрешались через суд или «как договорятся», и чаще всего не в пользу КМНС, а крупных компаний. Зачастую они носили затяжной характер», — рассказывает собеседница издания.

Как и большинство опрошенных изданием экспертов, она оценивает решение прописать единый механизм позитивно, называя его новым шагом к снижению числа таких конфликтов и общего уровня социального напряжения в регионах, где проживают коренные и малочисленные народы.

Сами по себе такие соглашения в российской практике не новость, но до сих пор в разных регионах севера общины и добывающие компании вынуждены были подходить к решению вопросов о компенсации ущерба по-разному, рассказывает координатор программ Проектного офиса развития Арктики (ПОРА) Андрей Иванов: «В некоторых субъектах АЗРФ, например в Якутии, взаимоотношения между КМНС и предприятиями были урегулированы на региональном уровне, в ряде других у властей до этого так и не дошли руки».

Это неминуемо провоцировало разногласия и создавало серьезные сложности, прежде всего для КМНС. Постановление, по его мнению, хотя бы отчасти снимает подобную проблему, а главное, закрепляет практику возмещения причиненного ущерба как общую норму.

Компании, работающие в Арктике, должны не только получать от государства льготы, но и нести ответственность, объемы которой будут закреплены на федеральном уровне, уверен директор Центра экономики Арктики и Антарктики Александр Пилясов. В этом контексте, введение единого механизма возмещения ущерба, по его мнению, можно рассматривать как один из первых элементов такой рамки.

«Все передеремся»

Проблема заключается в том, что предложенный вариант опирается на неработающую правовую базу, указывает уполномоченный по правам коренных малочисленных народов в Красноярском крае Семен Пальчин.

«Ты мне землю — я тебе вертолетный рейс»: компании обяжут возмещать ущерб коренным народам

Добыча угля в Красноярском крае

Фото: РИА Новости/Илья Наймушин

Наибольшие вопросы вызывает принцип, по которому условия компенсации возможного ущерба будут согласовываться на уровне регионального совета коренных и малочисленных народов, а не с наиболее заинтересованными представителями.

«Территории <в одном и том же регионе> очень разные — по потенциалу, по всему. Один, может быть, живет на бедной территории, у другого земля богатая <ископаемыми>. Как тут быть? Они же не виноваты в том, что так выходит, — а получается, участвовать в принятии решения о компенсации будут наравне со всеми, — рассуждает Семен Пальчин. — Поэтому необходимы дополнительные механизмы при распределении компенсаций».

Другая сложность — в самих советах представителей коренных и малочисленных народов. Согласно документу, они получают решающее право голоса.

Их создание предусмотрено законом о защите интересов коренных и малочисленных народов. Документ действует с 1999 года, но на практике, отмечает Семен Пальчин, реально функционирующие, легитимные организации существуют не везде.

Кроме того, действующие нормы не исключают параллельного создания новых советов и объединений. Это, указывает собеседник издания, «может стать предметом манипуляций со стороны компаний», готовых поддержать создание очередной организации, чтобы провести удобное решение.

«Нужно сначала нормативно определить, какие советы у нас считаются официальными. Потому что пока порядок их создания не определен законодательно. В итоге просто все передерутся, да и всё», — возражает он.

К наиболее авторитетным организациям на федеральном уровне, по его мнению, относится Ассоциация коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока (РАЙПОН), которая существует уже около 30 лет. Члены ассоциации есть в каждом регионе, но будут ли они наделены необходимыми полномочиями — неясно.

«Ты мне землю — я тебе вертолетный рейс»: компании обяжут возмещать ущерб коренным народам

Эвенки — коренной народ Красноярского края — в эвенкийском чуме

Фото: ТАСС/Станислав Красильников

Чтобы снизить риски возможных внутренних конфликтов и манипулирования решениями советов, документ должен обязать компании сначала достичь договоренности с общинами, а уже затем — закреплять их на более высоком уровне, настаивает Семен Пальчин.

Компаниям, напротив, будет менее выгодно договариваться с советами, поскольку это отчасти уравнивает вес сторон, считает Александр Пилясов. «Благодаря этому индивидуализированная история становится институциональной, — настаивает он. — В случае личных договоренностей цена для компаний была ниже, договаривались по принципу «Ты мне земли — я тебе вертолетный рейс».

Нерешенными по-прежнему остаются вопросы с определением размеров компенсаций, положенных коренным и малочисленным народам, а также с выработкой принципов, позволяющих определять точные границы мест их проживания, указывает Андрей Иванов. Дальнейшие шаги, по его мнению, должны быть сделаны в этом направлении.

Представитель Ассоциации коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока пояснил «Известиям», что руководители принимали участие в разработке документа, но официально на вопрос о том, как там относятся к озвученным сомнениям, к моменту публикации материала изданию не ответили.

Источник: iz.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.

Яндекс.Метрика