Мать пятерняшек из Приморья рассказала, как изменилась жизнь после родов

Три года назад Приморье облетела новость: в семье жителей края Анастасии и Александра Меркуловых родились пятерняшки — четыре мальчика и девочка. Это не было результатом ЭКО — у Насти такая наследственность. Тем не менее появление на свет пятерых стало сюрпризом и для врачей, и для родителей. Даже самая современная аппаратура не сумела установить, сколько детей под сердцем у Меркуловой. Младенцы были недоношенными, слабенькими — дышать самостоятельно не могли, их выхаживали. Многодетная мать рассказала РИА Новости, что произошло с тех пор.

На одной волне

Меркуловы живут в небольшом городе Партизанске. Оба железнодорожники. На работе и познакомились в 2010 году. Анастасия была оператором пункта экологического контроля. В соседний отдел устроился новый инженер. «Молодой, красивый, наглый, — вспоминает Настя первое впечатление. — По должностным обязанностям общались каждый день, а потом и так стали подозрительно часто пересекаться. Сейчас понимаю: судьба нас сводила».

Дело в том, что свободного времени у Насти было в обрез. В ее семье привыкли вкалывать. С раннего детства без выходных и праздников помогала родителям управляться с домашним скотом, птицей, огородом, садом. Повзрослев, переехала к бабушке, потерявшей память. «У нас был полуразвалившийся дом, тридцать соток огорода. Распорядок такой: днем — работа, вечером — грядки, ночью — ремонт». В мае Александр пригласил Анастасию на базу отдыха — отметить его день рождения. Она пообещала, но не приехала: «начинался сезон огорода, надо было все посадить и еще куча домашних дел». Именинник упрекнул за «динамо». «Я правду ему не сказала: думала, будет смеяться».

Мать пятерняшек из Приморья рассказала, как изменилась жизнь после родов

День рождения Александра

Но на первом же свидании стало понятно: они «на одной волне». «Саша позвал на ужин к себе домой. Я пришла с подругой. Он приготовил пасту — вкуснее не пробовала. Дома — идеальная чистота, а для меня это важно». Стали встречаться. Пару месяцев Настя стеснялась пригласить Сашу к себе: «Внутри у меня тоже было все отремонтировано и чистенько, а вот дом снаружи и двор позорили меня — там требовались мужские руки». Потом все же решилась: попросила помочь скосить траву в саду. «Саша увидел, чем я живу, как, и его это прямо зацепило. Все закрутилось-завертелось: цветы, подарки, поездки, путешествия». Как съехались, Александр мужскую работу сразу взял на себя. «Наш старенький дом преобразился, все заработало. Сашу и просить ни о чем не надо было. Я восхищалась им и не верила глазам: неужели так бывает?»

Бабушка прожила с ними около года. Когда понадобился круглосуточный уход, ее забрали к себе Настины родители. «Дом мы продали, купили другой — площадью 43 квадрата». Расписались в 2014-м. «Свадьбы как таковой не было — на регистрации только родственники и близкие друзья. А на следующий день рванули вдвоем в Южную Корею. Это было сказочное путешествие, воспоминания остались на всю жизнь».

Мать пятерняшек из Приморья рассказала, как изменилась жизнь после родов

Свадьба была скромной

С первого дня, по словам Насти, они с мужем жили душа в душу. Конечно, не без притирок: «характер у обоих вспыльчивый, но мы никогда не обижались». Коллеги поражались их идиллии: как можно двадцать четыре часа не разлучаться? «А нас все устраивало. И даже в выходные, когда звали куда-нибудь, мы находили отмазки, чтобы побыть вместе. Разожгем костер и болтаем всю ночь. Строили планы».

«Сделала все, что могла»

А в планах была большая дружная семья. Однако даже одного ребенка выносить долго не удавалось. Каждый раз на раннем сроке плод замирал — «как выяснилось, у меня были проблемы с кровью». Но Меркуловы верили, что станут родителями. Ходили в церковь, к врачам. Когда в январе 2017-го тест снова показал две полоски, «счастью не было предела». «На пятой неделе врачи сообщили, что у меня тройняшки, но у одного слабое сердцебиение и он не выживет, предложили редукцию (операция по удалению эмбриона. — Прим. ред.). Я отказалась: как Бог даст, так и будет». Результат УЗИ супругов не удивил: в семье Анастасии в каждом поколении рождались двойни или близнецы.

Она сразу легла на сохранение. Новое исследование, в 14 недель, показало, что у Насти «даже не тройняшки, а четверняшки». И все мальчики. «Была немного шокирована: ни одной девочки. В больнице нас называли «футбольной командой». А на сроке 23 недели перевели в перинатальный центр во Владивостоке. Там обрадовали: три мальчика и девочка. «Рыдала два дня от счастья, просто взахлеб», — вспоминает многодетная мать.

Мать пятерняшек из Приморья рассказала, как изменилась жизнь после родов

Урок рисования

Во Владивосток из Партизанска на машине три часа, на электричке — четыре. Саша работал и не мог часто навещать жену — приезжал раз в две недели. Настя скучала, но перинатальный центр не покидала — чтобы выносить детей, необходимо было колоть препараты, разжижающие кровь. «Мы молились каждый вечер: он дома, а я в больнице. Ходить было очень тяжело. Огромный живот носила на руках — по-другому никак. За неделю до родов уже не спала, ничего не ела — только лежала. Для меня было важно доносить до срока, о котором мы договорились с главврачом». Кесарево сечение планировали в тридцать недель. Каждый раз, когда собирали консилиум, Анастасия умоляла докторов дать побольше времени. «Разрешили рожать в 32 с половиной недели под мою ответственность. В последние дни и дышала с трудом». На операционный стол ее везли в инвалидной коляске.

"Но страха не было. Думала только о хорошем и о том, что сделала для детей все возможное".

«Приходи в себя, у тебя пятеро»

Во время операции Меркулова потеряла много крови, врачи сутки боролись за ее жизнь. «Хирург от меня не отходила. Когда она меня брала на кесарево, я ей комплимент сделала: «Вы очень красивая сегодня». Она кивнула: «Такая операция у меня первый раз в жизни». Очнулась — снова ее увидела. «Приходи в себя, — говорит. — Тебе надо жить. У тебя пятеро детей». Я удивилась: «Как пятеро? Было четверо». Она улыбнулась: «Так что, пятый не нужен?» А сама бледная, растерянная. Я еще ляпнула: «Ой, Лилия Дмитриевна, вы так ужасно выглядите». После наркоза плохо соображала, долго отходила. Но помню первую мысль: я выносила малышей». Матвей, Максим, Раиса, Игнат и Савелий появились на свет с весом от 1360 до 1780 граммов. Двое мальчиков оказались близнецами. «Вот УЗИ и не показало», — объясняет Настя.

Мать пятерняшек из Приморья рассказала, как изменилась жизнь после родов

Близнецы Матвей и Игнат

— Сильно волновался за меня. Ему сообщили, что родились пятеро, все живы. Он спросил: «А жена?» Услышав «жена пока под вопросом», даже не думал, сколько у нас детей.

На следующий день врачи разрешили матери встретиться с новорожденными. «Посадили в кресло, повезли в реанимацию. После наркоза меня трясло, но волнение было еще сильнее. Врачи настраивали: «Прекращай, дети должны видеть тебя улыбающейся». Увидела их — и сердце зашлось: такие крошки, такие лапочки. Они еще даже не дышали сами — трубочки торчали.

Стояла возле каждого и молилась, чтобы все было хорошо. Рассказывала, как мы с папой их ждали. Эти минуты я никогда не забуду. Сразу появились силы и желание быстрее поправиться".

В перинатальном центре провели месяц. Когда детям разрешили давать грудное молоко, они еще находились в реанимации. Настя носила туда на каждое кормление пять шприцев — в каждом по 20 миллилитров молока. Потом ее, Раису, Савелия и Матвея поселили в отдельной палате. «Младенцы — в кювезах, это такие стеклянные домики для недоношенных. Открывать их нельзя, можно только руки просунуть для манипуляций. Я сама выхаживала — давала лекарства, переворачивала, кормила, меняла памперсы».

Мать пятерняшек из Приморья рассказала, как изменилась жизнь после родов

В перинатальном центре

Еще через два дня перевели Максима и Игната. «Поняла, что не справляюсь, попросила главврача разрешить мужу находиться с нами. Такого раньше в центре не было, доктор сомневалась. Я уговаривала: вот увидите, вы не разочаруетесь. И Саша ни на минуту не растерялся, очень им горжусь. Считаю, все зависит от эмоционального настроя родителей. Наш папа пришел, мне стало легче, за три недели дети набрали вес: старший на выписке был 2200, младший — 1800».

Врачи подготовили супругов к самостоятельному уходу за детьми «от и до». «Мы конспектировали, снимали на видео. Когда выписывались, знали все, что нужно делать. И потом, в любой момент могли позвонить в центр».

Помогала подруга и соцсети

«Первый год прошел как в тумане, — признается Настя. — Мы почти не спали. Твердила себе: надо потерпеть, вставай, иди. Поднимались в пять утра. Я сцеживала молоко, готовила смесь. Кормили детей, меняли памперсы. И так каждые два часа, до трех ночи. Помню, постоянно что-то мяли, куда-то переливали. Плюс гимнастика по утрам, лекарства по часам, вечером снова гимнастика».

Мать пятерняшек из Приморья рассказала, как изменилась жизнь после родов

Все по режиму

Как объяснили Меркуловым доктора, для недоношенных важно «сделать все возможное и невозможное» в первый год жизни, «тогда все будет отлично». И они делали. В первую очередь наладили строгий режим. «Какие бы задачи ни ставил наш врач, мы, как солдаты, отвечали: «Есть!» При этом Саша еще шесть месяцев работал. Эти полгода Настя находилась на больничном. Официально оформить декрет можно было только после закрытия листа нетрудоспособности. Тогда и муж получил право на декретный отпуск. Анастасия снова выдохнула.

Хорошим подспорьем для супругов стали соцсети. Они вместе читали блоги многодетных мам, общались с педиатрами. Потом и сами завели страницу в инстаграме. В чате матерей Настя узнала, что ее пятерняшкам по ОМС в течение первого года положено четыре курса реабилитации. «До этого мы сами возили детей на массаж в соседний город. Один сеанс на ребенка стоил 500 рублей, а курс — две недели. Ежедневно нужно было отдавать 2,5 тысячи рублей, с бензином выходило три с половиной. Мы помчались к неврологу. Она говорит: «Да, положено». Но нам об этом даже не сказали. Я слезно просила отправить нас в реабцентр, ведь там все в одном месте: массаж, бассейн, ЛФК, узкие специалисты, к которым мы каждый месяц ездили во Владивосток, что сбивало с режима на несколько дней».

Время, проведенное в центре, Настя вспоминает как самое сложное: «Пробыли две недели. Носились с утра до ночи, как ужаленные — всех нужно «раскидать по процедурам, со всеми побыть. Были моменты, когда малышей приходилось оставлять одних в комнате. Пока я была с двумя в кабинете, Саша брал еще двоих, бежал с ними и радионяней на процедуру, возвращался за третьим, относил его. К вечеру падали с ног, но говорили себе: «Надо». В результате к семи месяцам дети догнали сверстников».

Меркулову часто спрашивают подписчики: выделило ли им государство няню, были ли помощники? «Няню не дали, сказали, что нет такого и не было никогда. Родные приезжают раз в месяц. У моих — большое хозяйство, и сестренки-двойняшки подкидывают им своих карапузов. А с Сашиными сложные отношения. В основном помогает подруга. Она поняла, что помощи нам ждать не от кого и решила всех заменить. Лена работает, но каждую свободную минуту бежит к нам. Для детей она стала второй мамой — столько от нее любви и ласки».

Мать пятерняшек из Приморья рассказала, как изменилась жизнь после родов

Лена с детьми

Второй раз на реабилитацию Анастасия ездила через три месяца с Еленой. Саша же в это время затеял ремонт. «Наш дом оказался не приспособленным: полы были очень холодными, а печное отопление опасным. Из реабцентра мы уехали к Лене и пять месяцев жили у нее. Вернулись уже в свой перестроенный большой дом. Сейчас в нем 160 квадратов». Для улучшения условий Меркуловы использовали целевой сертификат, выданный им после рождения пятерняшек.

«Матвей мычит, как корова, Раиса падает на пол»

Когда детям исполнилось полтора, Александр вернулся на работу. Сейчас им больше трех, Настин отпуск по уходу тоже закончился, она взяла без содержания. «Конечно, не факт, что в садике все начали бы болеть. Но цепную реакцию никто не отменял», — объясняет Меркулова. Пособий от государства семья уже не получает. «В выплатах на детей от трех до семи лет отказали. Мы подавали заявление. Доходы учитывались за прошлый год. Тогда я получала декретные — по четыре тысячи в месяц на каждого, за Раису как за третьего ребенка платили еще 13 тысяч плюс Сашина зарплата. Выходило, что мы не малообеспеченные». Но Анастасия верит, что добьется своего. Настойчивости ей не занимать: когда она студенткой оформляла субсидию на коммуналку, зимой три дня стояла в очереди с шести утра до пяти вечера. Зато на сэкономленные деньги весной купила машинку-автомат.

«Сейчас мы живем на доход Саши. Я не буду отвечать на вопрос, сколько он зарабатывает: кому-то это покажется много, кому-то мало. В нашем инстаграме это вообще самая обсуждаемая тема. Многие считают, что мы шикарно живем, но люди не понимают, какие расходы на маленьких детей». А затраты, по словам Анастасии, колоссальные. Приходится все продумывать: «Мясо покупаем раз в три месяца, сразу тысяч на двадцать у знакомых. Получается дешевле, чем в магазине, да еще и домашнее. Игрушки, одежду ищу в интернете по скидкам. Недавно заказала детям на лето рубашки-поло, пока есть акции, — вышло на шесть тысяч. Бывает, что-то из вещей или игрушек перепадает через инстаграм, за рекламу. Этому теперь уделяю все свободное время, обычно приходится писать по ночам».

У Меркуловых, как и раньше, огромный огород. «Когда большая семья, он ой как выручает: целый подвал вкусняшек — на зиму закрываем больше тысячи банок, полный погреб овощей. Можно жить». Благодаря Настиным родителям в доме «каждый день домашнее молоко и всякие вкусности из папиного сада». Недавно супруги научились сами делать сыр. «У нас его все обожают. Представляете, какой на нашу семью нужен кусок сыра на завтрак?»

Управляться с подросшими пятерняшками, с одной стороны, стало легче: «Сейчас они встают в семь-восемь утра, ложатся в десять вечера». Но в то же время родители получили «кризис трех лет» в пятикратной дозе: «Савелий постоянно огрызается, Матвей мычит, как корова, Раиса падает на пол, Игнат чуть что ноет, Максим орет». Пережила семья и «массовый бунт с раскиданными игрушками»: никто не хотел их собирать. «Ходят из угла в угол, будто глухие дети», — недавно писала Меркулова у себя на странице. «Сейчас легче стало, уже собирают», — радуется она.

Постоянно на позитиве

«Между собой дети не похожи ни внешне, ни характерами, — описывает пятернят мама. — Матвей ласковый, он в то же время волевой и сильный. Его близнец Игнат — настоящий богатырь, смелый и решительный. Раиса у нас девочка-девочка: мягкая, заботливая. Макс от рождения очень эмоциональный, мы его сразу прозвали «генерал» — с младенчества «строил» нас. И до сих пор, если что не так, кричит, требует свое. И если эта четверка — мы ее в шутку называем ОПГ — всегда вместе, то Савелий — яркий индивидуалист, играет один. Любит строить дома. Сядешь на диван — Сава тут же начинает тебя обкладывать подушками — домик делает. И еще накроет сверху и сам сядет — крыша. Он быстро все схватывает и запоминает, но постоянно все делает поперек — такой характер».

Мать пятерняшек из Приморья рассказала, как изменилась жизнь после родов

С папой всегда весело

Отношение к чистоте и одежде у всех тоже разное. «Игнатика мы называем чистюлей: если капля упала на одежду, ее срочно надо менять. На улице это создает сложности — не всегда есть возможность переодеться, а уговаривать бесполезно — сразу вой на всю улицу. Матвей носит дома любимые бриджи. Ну как бриджи — их мальчишкам дарили на годик и тогда это были штаны. Давно пора их убрать, но я храню все четыре экземпляра для Матвея. Появилась у него еще одна фишка: трусы для дома и улицы должны быть разными. Дома ходит в семейных «парашютах» — чтобы все дышало. А сборы на улицу начинаются со смены трусов на «приличные». Максим — человек настроения. Может быть грязным, как поросенок, а через несколько секунд ему нужно быть идеально чистым. Но одежду не выбирает — что дали, в том и пойдет».

Дома у Насти и Саши теперь всегда весело. «У детей такой возраст, что не дают заскучать. Например, все смотрят мультики. Пришел Матвей, а места для него нет. «Так, — говорит, — двигайте попы: маме с папой нужно сесть». Макс простыл — шмыгает носом. Я ему: «Как надоели твои сопли». Он посмотрел на меня и серьезно так отвечает: «Да, вот и папа то же самое говорит». Где-то они все это находят. И знают, куда вставить, — смеется Настя. — Мы с ними постоянно хохочем, подкалываем друг друга. На позитиве жить проще».

И любовь между супругами только окрепла.

"Я всегда мечтала, чтобы у меня был муж как мой отец — чтобы я была как за каменной стеной. Первый раз я это почувствовала, когда Саша пришел в мой дом и я поняла, что мне больше не надо выполнять тяжелую мужскую работу. В перинатальном центре он делал все: переодевал детей, мыл, кормил с первого дня. Сейчас я смотрю, как с ними играет, занимается, все им объясняет — спокойно, терпеливо. Поет песни, играет на гитаре, рассказывает, как они на рыбалку будут ездить. И я понимаю, что Саша даже круче, чем мой папа. Он знает все о малышах, обо мне. Он нас любит. По-настоящему".

У Меркуловых теперь новые планы: в следующем году поехать всей семьей в большой отпуск. Мечтают провести его на Байкале.

Источник: ria.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.

Яндекс.Метрика