Реставрация Мозер: Траньков – главный, но кто будет давить на газ?

Реставрация Мозер: Траньков – главный, но кто будет давить на газ?

В среду двукратный олимпийский чемпион Максим Траньков был официально представлен тренером первой спортивной пары фигуристов страны – Евгении Тарасовой/Владимира Морозова. Руководитель группы Нина Мозер, заявлявшая о паузе в активной тренерской деятельности, тоже не отходит от дел. О том, как заработает самый успешный в отечественном парном катании каток «Вдохновение», рассуждает в редакционном блоге корреспондент РИА Новости Анатолий Самохвалов.

Зайдя к Нине Михайловне на разговор в прошлом сезоне, увидел в ее кресле трехкратного призера чемпионатов Европы Юрия Ларионова. С молодым тренером Мозер обсуждала планы, а для себя все пыталась понять, кому же в будущем доверить свою группу.

Реставрация Мозер: Траньков – главный, но кто будет давить на газ?

Ей слишком надоел рваный диван в тихом районе Москвы, в ее ухоженном кабинете со множеством разнообразных статуэток фигуристов на полках, под которыми сгрудились аудиокассеты типа МК-60. Память о трудном переходе из тренеров юниоров и повод обновить обстановку.

Максим Траньков в это время думал, как ему официально объявить о завершении славной спортивной карьеры, и не хотел мешать Мозер своим присутствием на льду, когда к Олимпийским играм в Пхенчхане готовились сразу три пары группы – Тарасова/Морозов, Ксения Столбова/Федор Климов и Наталья Забияко/Александр Энберт. Действовать на нервы последних Максим, у которого начиналась новая жизнь, не хотел.

Реставрация Мозер: Траньков – главный, но кто будет давить на газ?

«Я очень сомневаюсь в возможности этого сотрудничества (с Ниной Мозер). Мы прожили долгую жизнь в нашем фигурном катании. И понятно, что когда у тренера три года до Олимпийских игр работает сбалансированная команда, все три пары являются лидерами в России, выступают на чемпионатах Европы и мира, потенциально одной ногой на Олимпиаде, равно как и на других важных стартах следующего сезона, то лезть туда и разрушать состоявшуюся команду нам вряд ли кто-то, во-первых, позволит. Во-вторых, с морально-этической точки зрения это не совсем правильно», — сказал Траньков в марте 2017 года.

В мае 2018-го сотрудничество стартовало. Только Траньков встает у бортика, а Мозер от него отдаляется. Физически, но не морально. Кратковременно. Наездами, налетами и наскоками. В группе Мозер с распределением ролей формально всё запутано. Один тренер пришел, другой ушел, третий остался, а старший отвернулся.

Но если переводить все на понятный язык, то главный тренер пары Тарасова/Морозов отныне – Максим Траньков. Его голос наверняка будет если не самым громким, то наиболее влиятельным. Но главнее главного – Мозер. Правда, лишь институционально. Нина Михайловна скорее президент с «красной кнопкой» на случай войны.

Что-то вспомнился мне в этот момент Курбан Бердыев времен должности вице-президента-тренера в футбольном клубе «Ростов». Курбан Бекиевич перебирал четки на верхнем ярусе трибун стадиона, но в любой момент был готов спуститься вниз, на землю, на бровку, к кромке, у которой он (и только он) авторитет. Рычагов и педалей управления донским комбайном он не отпускал.

Мозер будет уезжать, заниматься разными делами, отдыхать, хвататься за голову от обилия забот, но бежать за новым костюмом для Морозова ей вряд ли придется. Она будет «на верхнем ярусе», но уже в среду дала ясно понять: «Безусловно, на соревнованиях понадобится некоторая помощь, которую я буду оказывать».

Реставрация Мозер: Траньков – главный, но кто будет давить на газ?

Сказала Нина Михайловна и о том, что и сами Володя с Женей спрашивали у нее: вернетесь ли? Мозер не исключила, что такой вариант может произойти уже через год. Зачем? «Фигурное катание – это прекрасно, но это не самое главное в жизни», — отличная цитата из ее интервью РИА Новости.

«Я не готова по разным причинам сказать, когда вернусь, — сказала она в среду. — Это решение я еще должна для себя принять. Во-первых, поменялись правила, мне очень хочется посмотреть, как будет развиваться фигурное катание. В каком контексте. Потому что каждый специалист должен идти в ногу со временем. Если ты понимаешь, что на этом пути ты спотыкаешься и не идешь, то, наверное, надо… Я не хочу, чтобы обо мне говорили «ах, она так работала, а теперь у нее не получается». Я не доведу себя до такого состояния, чтобы меня просто жалели».

Реставрация Мозер: Траньков – главный, но кто будет давить на газ?

В такой атмосфере Траньков демонстрирует эстетическую уверенность. Он знает, что нужно паре, и обозначает себя хозяином ситуации. Хореографы, тренеры, постановщики – они его помощники, а не наоборот. «Рыжики» — прозвище пары — в прошлом. Отныне Тарасова/Морозов – первая пары страны. Не только по результатам чемпионата России/Европы, а ментально. Траньков понимает, что только с таким настроем можно ввязываться в игру, когда у тебя лишь год испытательного срока.

Реставрация Мозер: Траньков – главный, но кто будет давить на газ?

Когда Максим бился за свои победы в паре с Татьяной Волосожар, внутри группы он соперничал с Ксенией Столбовой и Федором Климовым. Тарасова/Морозов были в то время беспробудно третьей парой, которая не рассчитывала на поблажки и над которой регулярно сгущались тучи. Для Транькова они не были никакими соперниками, что пробуждало в Максиме даже какие-то отцовские чувства. Он попросту заступался за своих нынешних фигуристов, когда Нина Михайловна не верила в перспективы Тарасовой/Морозова.

«У меня были причины не верить, и в первую очередь в Володю. Он был очень срывной, спотыкался на ровном месте. Мог прекрасно поехать и плюхнуться с парного вращения и улететь за пьедестал, — ответила Мозер Транькову в интервью РИА Новости. — А самое главное неверие заключалось в том, что у Володи проблемы со здоровьем».

Реставрация Мозер: Траньков – главный, но кто будет давить на газ?

У Транькова практически нет полноценного тренерского опыта и совсем нет спортивных результатов на этом поприще. После завершения карьеры он пахал в шоу и как фигурист, и позднее как тренер. У него лишь одно преимущество. То, которое было два сезона назад у Зинедина Зидана, которому вручили мадридский «Реал», пускай и после нескольких лет практики второго тренера. Для чего вручили – уже известно. Когда Траньков завоюет с Тарасовой/Морозовым первую медаль, тоже можно предположить.

Но будет ли этой победы на «Челленджере», этапе Гран-при или чемпионате России достаточно, чтобы положиться на Максима и не оказывать ему «некоторую помощь»?

Сомневается ли Мозер? В медали, наверное, нет, а в Транькове… Транькову она доверяет, но так же, как отец впервые доверяет сыну руль автомобиля. Руль-то ты держи, а педали уж я понажимаю. И с коробкой передач осторожнее. Отдать свое детище на откуп Мозер не позволит элементарная хозяйственная хватка.

Реставрация Мозер: Траньков – главный, но кто будет давить на газ?

И хозяйственная Нина Михайловна сохраняет для Тарасовой/Морозова Робина Шолковы. На него как бы нет денег, но его очень хотят видеть рядом сами ребята – Володя и Женя. Поэтому улыбчивый Робин, которому не страшен даже Армагеддон, о чем свидетельствует интервью Морозова РИА Новости, останется в прежней роли. Приходящего/уходящего папы, который, конечно, не забудет про день рождения чада и будет как истинный немец пунктуален в нужный момент.

Пунктуальнее него будет только сама Нина Мозер. «В нашем роду протоптались немцы, во мне немецкая кровь, и в моей семье всегда была важна точность выполнения», — говорила она и мне в интервью, и наверняка Максиму Транькову в личной беседе.

Источник: ria.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Яндекс.Метрика