Лондон высылает российских дипломатов и готовит меры экономического воздействия, сообщила премьер-министр Мэй. Санкции после ЧП в Солсбери оказались мягче, чем ожидали эксперты. Но Лондон не исключает дальнейшего их ужесточения

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй прямо обвинила Россию в попытке отравить бывшего офицера ГРУ Сергея Скрипаля и его дочь Юлию. Выступая днем 14 марта в британском парламенте, она заявила: поскольку в двухдневный срок Москва так и не предоставила разъяснений, как могло попасть в Лондон отравляющее вещество, разработанное в России, Лондон называет российские власти «ответственными за покушение на Скрипаля, его дочь и за угрожающие жизням британцев в городе Солсбери действия» (цитаты по сайту правительства Великобритании).

Двумя днями ранее Мэй назвала Россию «весьма вероятно ответственной» за атаку в Солсбери, предъявив ультиматум: если Москва до конца дня 13 марта не разъяснит происхождение яда, последуют суровые меры. Тогда же она сообщила, что при покушении на Скрипаля использовалось высокотоксичное боевое отравляющее вещество группы «Новичок» (оно разрабатывалось в СССР в 1980-е годы).

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков в ответ говорил, что Москва «не приемлет ультиматумов и голословных обвинений в свой адрес». Российский министр иностранных дел Сергей Лавров напоминал о необходимости официального запроса со стороны Лондона согласно Конвенции о запрещении химического оружия, а сами обвинения в причастности России назвал «чушью».

В среду Мэй оценила реакцию из Москвы: «Нет объяснений, как яд оказался в Британии. Нет объяснений, откуда у России незадекларированная химическая программа в нарушение международного права, — возмутилась Мэй. — Вместо этого они встретили использование боевого нервно-паралитического вещества в Европе сарказмом, презрением и пренебрежением».

Британский арсенал: как может ответить королевство на отравление Скрипаля

Политика

Мэй вновь, как и в понедельник, подчеркнула, что речь идет о «неправомерном применении силы» со стороны России. Ранее РБК писал, что такая формулировка в международном праве не подразумевает военного ответа Лондона в отличие от обвинений в «вооруженной агрессии». После чего Мэй раскрыла основные меры, которые Лондон предпримет против России. Санкции были согласованы на внеочередном заседании Совета национальной безопасности (СНБ) утром в среду.

Четыре удара Мэй

Во-первых, Мэй сообщила, что Великобританию должны покинуть 23 российских дипломата, они являются «незарегистрированными сотрудниками разведки». Это станет крупнейшей высылкой дипломатов из Британии «более чем за 30 лет» и серьезно отразится на разведывательных возможностях России в стране, выразила уверенность Мэй. Предыдущая высылка российских дипломатов (четыре человека) состоялась в 2007 году, после отказа российской стороны экстрадировать в Лондон Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна, которых британские власти подозревали в убийстве бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко. Самая масштабная высылка произошла в 1971 году. Тогда британский МИД выслал 105 советских дипломатов (20% персонала), раскрытых перебежчиком из КГБ Олегом Лялиным как советских агентов.

Дипломатические отношения разорваны не будут и посол России Александр Яковенко выслан не будет. Мэй подчеркнула, что необходимо сохранить канал связи с Москвой. Но, отвечая на вопросы членов парламента о судьбе посла, она указала — возможно дальнейшее ужесточение мер «при условии продолжения провокаций со стороны России».

Также будут приостановлены все правительственные контакты на высшем уровне: отозвано приглашение Лаврову посетить Лондон, переданное во время декабрьского визита главы британского МИДа Бориса Джонсона в Москву (хотя представитель российского МИДа Мария Захарова уточнила в среду, что в декабре то приглашение не было принято). Великобритания также не будет направлять правительственные делегации и представителей королевского дома Виндзоров на чемпионат мира по футболу в России.

Во-вторых, Мэй анонсировала меры экономического воздействия. «Мы заморозим любые активы российского государства, если обнаружим, что они как-то связаны с угрозой жизни и имуществу британцев», — подчеркнула премьер. Кроме того, она пообещала внести поправки к законопроекту о санкциях, которые усилят полномочия британских властей. С весны 2017 года парламент рассматривает так называемый закон о санкциях и отмывании денег. В октябре 2017 года законопроект был внесен в палату лордов, к январю прошел все чтения и оказался в палате общин, где прошел два чтения и сейчас обсуждается на уровне комитетов.

По словам Мэй, поправки в законопроект со стороны правительства создадут инструмент наказания тех, кто подозревается в нарушении прав человека — подобно американскому «закону Магнитского». Первыми так называемый закон Магнитского приняли США в декабре 2012 года. Закон позволяет вводить финансовые и визовые санкции против россиян, нарушающих верховенство права и права человека. В американском списке на данный момент 49 человек.

В-третьих, Мэй анонсировала меры, призванные укрепить национальную безопасность страны. Она предложила задерживать на границе людей, подозреваемых в проведении «враждебной государственной деятельности», — сейчас такая мера действует лишь для подозреваемых в терроризме. Мэй пообещала усилить мониторинг прибывающих в Британию иностранных граждан (не только из России), признав, что это неизбежно приведет к росту числа проверок на таможне. Мэй также заявила, что британские власти ужесточат проверки частных рейсов, прилетающих из России, и прибывающих российских грузов — это может затормозить торговые потоки между двумя странами, и без того сократившиеся с 2013 года после начала украинского конфликта, затруднить деловые поездки россиян в Великобританию и обычный туризм. По данным Ростуризма, за девять месяцев 2017 года российские граждане совершили 196 тыс. поездок в Великобританию — на 23% больше, чем за тот же период годом ранее. Экспорт товаров из России в Соединенное Королевство в 2017 году увеличился на 25%, до $8,7 млрд, следует из данных ФТС России.

Что касается обещанного Мэй замораживания российских государственных  активов, то Великобритания может заблокировать дипломатическое имущество и средства на счетах диппредставительства, считает партнер адвокатского бюро ЕМПП Мерген Дораев. Однако, по его словам, это действие нарушит Венскую конвенцию 1961 года, которая запрещает реквизицию или арест дипломатического имущества. «У России будет возможность принять так называемые контрмеры, но они должны быть пропорциональны вреду, нанесенному Российской Федерации», — отмечает он.

Британский премьер заверила парламентариев, что будет добиваться международной поддержки своих действий. Так, она уже обсудила совместный ответ на «варварский акт» с лидерами США, Германии и Франции. Лондон будет работать по линии Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) и ООН. Экстренное заседание Совбеза ООН по атаке в Солсбери началось в среду вечером, в 22:00 по московскому времени. Кроме того, ситуация будет обсуждаться на следующем заседании Евросовета (саммите глав государств и правительств ЕС), который пройдет 22–23 марта в Брюсселе.

Совет НАТО по инициативе Великобритании уже провел заседание в среду. Союзники выразили солидарность с Лондоном и осудили первое за всю историю НАТО использование нервно-паралитического вещества на территории страны — члена альянса. Россию члены НАТО призвали предоставить информацию по программе «Новичок».

Ниже некуда​

Представленные Мэй санкции в отношении России оказались мягче прогнозированных экспертами и источниками британских СМИ. Во вторник The Times сообщала, что в правительстве обсуждается масштабная кибератака на российские правительственные сети. Британский телекоммуникационный регулятор Ofcom в понедельник говорил о возможности отозвать лицензию у российского телеканала RT по требованию правительства. Однако Мэй об этих мерах в среду не упомянула.

Газета The Guardian прогнозировала, что Россия может быть признана государством — спонсором терроризма, а ее банки могут быть отключены от международной сети SWIFT. Всего газета рассматривала девять вариантов санкций, из которых Мэй анонсировала лишь четыре, и то не в полной мере. Так, газета предполагала, что финансовые санкции последуют, а Мэй заявила только об их возможности.

Меры Терезы Мэй оказались слабейшими среди всех возможных ответов — они довольно сдержанные и ограниченные, считает профессор российской и европейской политики Кентского университета Великобритании Ричард Саква. «Она могла бы помимо прочего ввести, например, больше экономических и финансовых санкций», — сказал РБК эксперт.

«Назвать объявленные меры радикальными нельзя, они банальные. В наших с Британией отношениях почти не осталось того, что можно было бы разрушить», — сказал РБК директор по развитию Российского совета по международным делам (РСМД) Александр Крамаренко, ранее работавший советником-посланником в посольстве России в Великобритании. Любая высылка дипломатов, по его словам, создает проблемы для работы посольства, однако посольство работает для обслуживания отношений, а во многих областях они уже давно находятся на нуле.

Британские власти на протяжении многих лет ведут самую жесткую политическую линию в отношении России среди всех остальных стран ЕС и G7, особенно в вопросах введения санкций и ограничительных мер против Москвы, отмечает Саква. Высылка же дипломатов, по его словам, не способна ухудшить и без того напряженные отношения между двумя странами.

Россия тянет с ответом

Российский МИД в заявлении назвал выступление Мэй «груб​ой провокацией, подрывающей основы нормального межгосударственного диалога». Ведомство обвинило Лондон в обострении двусторонних отношений и вновь призвало решить скандал на международном уровне с привлечением ОЗХО. «Разумеется, наши ответные меры не заставят себя ждать», — пообещал МИД.

«Думаю, что наша реакция будет зеркальной, однозначно. Тут даже не может быть других вариантов», — заявил РБК первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров. О неизбежности выдворения британских дипломатов из Москвы заявил в интервью Sky News российский посол Яковенко.

«Тереза Мэй войдет в историю как известный генерал, потрясавший пробиркой с якобы химическим оружием Саддама Хусейна. Это плачевная участь», — прокомментировала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Предлогом для вторжения сил коалиции во главе с США в Ирак в 2003 году стало, как позже было установлено, не соответствовавшие действительности утверждения американского и британского руководства о наличии у Хусейна программы разработки оружия массового поражения. На то, что Великобритания не предоставила доказательную базу и в нынешнем случае, обращают внимание не только российские политики, но и эксперты.

Ричард Саква отметил, что лидер оппозиционных лейбористов Джереми Корбин в ходе дискуссии уточнил у премьер-министра, прислал ли Лондон образец яда «Новичок» в Россию в ответ на запрос из Москвы, — на что получил лишь фразу от Мэй, что Россия причастна к атаке. «Но у нас пока нет доказательств, указывающих на то, кто организовал атаку. Нет здравого смысла в самой идее, что Владимир Путин целенаправленно заказал убийство человека, который уже десять лет тихо проживает в Англии, история которого осталась далеко позади», — отмечает Саква.

​Несмотря на отсутствие доказательств ответственности Москвы за атаку, России все же предстоит ответить на некоторые вопросы, а именно — как она могла потерять контроль над произведенным ею когда-то ядом или где еще могло быть произведено отравляющее вещество, подчеркивает эксперт.

Что есть у России в Британии

Какое государственное имущество есть у России в Великобритании, точно не известно: в 2015 году Россия засекретила информацию о зарубежной госсобственности, ссылаясь на «цели национальной безопасности» и «недружественную политику ряда стран», писал РБК со ссылкой на документ Росимущества. На основании госзакупок основного владельца и управляющего заграничными активами России — подконтрольного Управделами президента ФГУП «Госзагрансобственность» — в список российской государственной собственности в Великобритании входят жилое здание представительства ФГУП РАМИ «РИА Новости» и жилое здание представительства ТАСС в Лондоне, в прошлом году Минэкономразвития также размещало на сайте госзакупок информацию о здании торгового представительства России в Великобритании. Кроме того, Росимуществу принадлежит зарегистрированная в Великобритании частная компания с ограниченной ответственностью «Русское лесное агентство» (Russian Wood Agency).

«Будет интересно посмотреть, предпримет ли Великобритания какие-либо попытки, чтобы сделать менее комфортной жизнь российских олигархов в Лондоне», — рассуждает колумнист Financial Times Гидеон Рахман. Он называет такие имена, как Роман Абрамович и Олег Дерипаска (компания Дерипаски En+ в конце прошлого года стала первой российской компанией с 2014 года, которая провела IPO на Лондонской бирже). Еще в марте 2014 года аналитический центр Open Europe доказывал, что роль русских денег в Великобритании сильно преувеличена и Лондон при необходимости сможет прожить и без них. С тех пор российские интересы в Великобритании еще более ослабели. Так, общая стоимость активов российского происхождения в стране составляет £25,5 млрд на конец 2016 года (последние данные британского Управления национальной статистики) — это лишь 0,2% от всех мировых инвестиций в Великобритании. Этот показатель серьезно сократился с докризисного 2013 года (£32 млрд). Экспорт финансовых услуг из Великобритании в Россию составил в 2016 году £1,26 млрд — лишь 2% от общего экспорта британских финансовых услуг. Не сильно рискуют лишиться российских клиентов и британские банки: на конец сентября 2017 года задолженность российских резидентов перед банками Великобритании составляла около $6,5 млрд, показывают данные Банка международных расчетов. Для сравнения: требования французских банков к России составляют $24,5 млрд, а итальянских — $25,4 млрд.

Источник: rbc.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Яндекс.Метрика