30 мая СБУ объявила, что убийство журналиста Аркадия Бабченко в Киеве было инсценировкой ради предотвращения реального преступления, якобы организованного спецслужбами России. Как отреагировали на это западные СМИ — в обзоре РБК

Василий Грицак, Аркадий Бабченко и Юрий Луценко

The Guardian, Великобритания

«При всей абсурдности этой истории над ней не стоит смеяться: Бабченко действительно бежал из России в страхе, и возможно, был подлинный заказ на его убийство. Вопрос заключается в том, не нанесли ли украинские власти больше вреда, чем пользы, предотвращая убийство (если это действительно то, что они сделали), и был ли какой-либо менее провокационный способ достижения тех же целей.

В следующий раз, когда очередной критик Кремля будет застрелен, отравлен или при странных обстоятельствах упадет с балкона, чтобы умереть на бетоне внизу, первый вопрос всегда будет: действительно ли он мертв?

<…>

Действительно ли было необходимо заявлять о его смерти, а не о тяжелом ранении, тем самым травмируя друзей, родственников и российских журналистов, которые уже потеряли нескольких коллег из-за пуль?

«Аркадий, в студию»: как «убийство» Бабченко используют Москва и Киев

Политика

К тому же грандиозное разоблачение представляло собой вопиющую безвкусицу. Вместо того чтобы объяснить необходимость такого экстраординарного поворота событий, Бабченко на пресс-конференции выкатили на публику в попытке создать максимальный шоковый эффект, словно курортный фокусник упивается изумлением зрителей, когда его распиленная пополам женщина снова становится целой».

The New York Times, США

«Украинским властям, безусловно, придется объяснить, почему они сочли необходимым поставить под угрозу журналистскую неприкосновенность ради этого странного эпизода; они, несомненно, подкармливали любителей теорий заговора и циничных обличителей фейковых новостей по всему миру. Одно можно сказать наверняка: Кремль воспользуется этим официальным обманом, чтобы показать, на что пойдут его враги, чтобы очернить Россию.

Это обычная реакция Москвы на все обвинения в грязной игре, будь то хорошо документированные обвинения Нидерландов, Австралии и других стран в уничтожении малайзийского лайнера над Украиной в 2014 году, когда погибли 298 человек, или обвинение Великобританией России в отравлении двойного агента и его дочери в Солсбери, или обвинение со стороны американских спецслужб, что Россия вмешалась в президентские выборы.

<…>

Нет практически никаких шансов, что Россия признает какой-либо заговор против Бабченко, любое нападение на Скрипаля или свою роль в падении авиалайнера, независимо от того, насколько однозначны доказательства. Что Россия получает от этого — другой вопрос. Кремль может обманывать русских сколь угодно долго, но за рубежом его притворное негодование все меньше пользуется доверием — хотя это не всегда касается президента Трампа, который лихо заявил, что он верит Путину, отрицающему вмешательство в американские выборы».

Die Welt, Германия

«То, что на первый взгляд выглядит тактической победой против Москвы, может оказаться большой стратегической ошибкой. И подарком Путину.

<…>

Но радость от того, что Бабченко жив, испорчена методами СБУ. До сих пор неясно, смогут ли украинцы продемонстрировать доказательства якобы российского заказа на сорванное убийство.

Спецоперация по инсценировке убийства Аркадия Бабченко. Хроника

Общество

С уверенностью можно сказать лишь, что СБУ удалось сделать одну вещь: дискредитировать любого журналиста или любое СМИ, которое доверяло информации украинцев. Эта акция — настоящий подарок для тех, кто не доверяет рассказам прессы. Недаром глава организации «Репортеры без границ» Кристоф Делуар осудил деятельность СБУ. Для правительства всегда опасно играть с фактами и использовать журналистов для своих выдуманных историй».

Foreign Policy, США

«В так называемую эпоху постправды часто важнее становятся не объективные факты, а субъективные предположения в головах людей. Киев увидел шанс воспользоваться всеми возможными предположениями о том, что путинская Россия — государство-убийца. Никто, включая русских, не ставил под сомнение его смерть, даже когда Москва отрицала какую-либо роль в ней.

В конце концов, это просто неизбежная истина, что многие из врагов Путина в конечном итоге умирают. Это режим, который не любит критиков, активно ненавидит тех, кого он считает предателями, не проявляет никаких сомнений, если дело доходит до способов выражения этой вражды с использованием оружия, яда, бомб и радиоактивных изотопов. Помимо этого, однако, это режим, который, кажется, активно культивирует то, что я называю «темной силой», способность проложить себе дорогу к цели как дома, так и за рубежом через запугивание и страх, надеясь, что угроза насилия устранит необходимость в самом насилии.

<…>

Это неправдоподобное отрицание имело свои преимущества для Кремля, но также сделало его уязвимым для таких уловок, как примененная Киевом. Но то, что, кажется, было тактической победой для Украины, может оказаться чем-то вроде стратегического поражения».

The New Yorker, США

«Российские чиновники, безусловно, будут отрицать всякую причастность, хвастаться, что если бы они хотели убить Бабченко, то нашли бы способ, и подчеркивать, что Киев подорвал свой авторитет, инсценировав убийство.

<…>

Независимо от того, были ли на самом деле другие варианты задержания заказчика, история с инсценированным убийством журналиста облегчит диктаторам представление любых будущих убийств журналистов как фейковых новостей. Но это не делает угрозу, с которой столкнулся Бабченко, менее реальной».

Le Monde, Франция

«Эта операция позволила арестовать посредника — украинца, действующего от имени российских служб. Должны ли мы верить этой версии? Мы не в состоянии ее подтвердить, и это самое серьезное последствие этого невероятного дела: доверие к украинской полиции и судебной власти сейчас серьезно подорвано. Решение устроить ловушку для спонсоров теракта можно понять, но гораздо менее оправданно организовывать такую постановку, в которой пришлось принять участие не только самому журналисту, но и его семье, и всем СМИ.

<…>

Оружие неправды и искусство умножения лжи лежат в основе реакции Москвы на различные эпизоды, которые в последние годы натравили ее на либеральные демократии, будь то российские войска, посланные на Донбасс, сбитый над Украиной MH17 (298 погибших), «дело Скрипалей» или вмешательство в выборы за рубежом.

Украинская спецслужба обучалась в той же школе, что и российский КГБ. Особенно прискорбно, что в политической битве, которая происходит в Киеве за год до президентских выборов между реформирующимися демократами и сторонниками старого порядка, манипулирование информацией в деле Бабченко в конечном итоге приводит к их участию в игре Владимира Путина».

Источник: rbc.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Яндекс.Метрика