Сразу три несовершеннолетние воспитанницы забеременели в одном из детских домов Челябинской области, об этом стало известно в среду, 6 ноября. В то же время опрошенные «Известиями» эксперты уверены, что ситуация там развивается далеко не по худшему сценарию и ни воспитанницы, ни отцы детей, ни педагоги не заслуживают строгого наказания. Подробнее — в материале «Известий».

Попросили разрешить им брак

О том, что в одном из челябинских детских домов забеременели три несовершеннолетние воспитанницы, стало известно в среду, 6 ноября. Об этом сообщается на сайте областного министерства социальных отношений.

«В июле 2019 года одна девушка с молодым человеком зарегистрировали брак. С молодой семьей уже проводится работа по постинтернатному сопровождению. В ближайшее время узаконят свои отношения другие пары, так как уже поданы необходимые документы о разрешении заключения брака с воспитанницами на имя директора учреждения», — говорится в сообщении, опубликованном на сайте ведомства.

По данным региональных СМИ, одной из девушек 16 лет, двум другим — 17.

Из детдома в роддом: три девочки забеременели в челябинском интернате

В Чесменском центре содействия детям, оставшимся без попечения родителей, о котором идет речь, комментировать информацию отказались, пояснив, что давать комментарии имеют право только учредители — областное министерство социальных отношений. В областном министерстве изданию эту информацию подтвердили.

— Юноши написали заявления с просьбой разрешить им вступить в брак, а одна девушка замужем с июля, то есть находится в законных отношениях, — рассказали «Известиям» в пресс-службе, пояснив, что сейчас в учреждении проводится проверка, сколько она продлится, пока неясно.

Кроме того, как сообщили чиновники, всем девушкам будет обеспечено сопровождение центра помощи детям.

Спасаясь от абортов

Проблема ранней беременности сегодня стоит остро, причем не только для воспитанниц детских домов, уверен Александр Гезалов, хотя для таких учреждений в том числе вопрос особенно актуален, поскольку дети там нередко предоставлены сами себе.

— Тема достаточно сложная и связана с тем, что сегодня девушки в возрасте 14–15 лет вдруг неожиданно могут стать мамами вне зависимости от социального статуса, — отметил он в беседе с «Известиями». — В детских домах и ПНИ это происходит достаточно часто, и не всегда учреждение готово к тому, чтобы беременная воспитанница стала мамой.

Чтобы воспитаннице было комфортно, в первую очередь необходимо обеспечить ей психологическую поддержку, предоставить возможность жить вместе с ребенком отдельно от других воспитанников, а также провести работу с младшими воспитанниками, чтобы избежать издевок и подтруниваний.

Из детдома в роддом: три девочки забеременели в челябинском интернате

Однако, отмечает Александр Гезалов, когда речь идет о детдомах, важно понимать, что главным опекуном является директор учреждения. И то, как среагирует администрация, получит ли девушка необходимую психологическую поддержку, будет ли проведена необходимая работа с младшими воспитанниками, зависит от того, как сам директор относится к вопросу. Сейчас в большинстве случаев учреждения не готовы брать на себя ответственность.

— Бывают и случаи, когда принудительно делают аборты. Особенно это касается социальных учреждений: ПНИ, ДДИ. Их везут на аборты, и крайне редко случается так, чтобы девочка стала мамой, – отмечает собеседник издания.

Иногда спасти будущего ребенка воспитаннице удается только своими силами — как, например, случилось в Санкт-Петербурге, где беременная девушка, чтобы избежать аборта, вместе с отцом ребенка сбежала из детского дома и уже после родов обратилась за помощью к уполномоченному по правам детей.

Жизнь в теплице

Впрочем, с трудностями сталкиваются и выпускницы детских домов, родившие детей уже после выпуска. Так, только в начале ноября, за несколько дней до сообщения из Челябинской области, в Красноярском крае кризисный центр «Дом матери» опубликовал ролик, призванный привлечь внимание к проблемам воспитанниц и выпускниц детских домов.

«В настоящее время мы столкнулись с тем, что очень много воспитанниц детских домов обращаются к нам за помощью. И судьбы их как под копирку» — такими словами начала ролик руководительница центра Юлия Доронина.

Из детдома в роддом: три девочки забеременели в челябинском интернате

Одной из своих ключевых задач в центре называют сохранение семьи для ребенка и в том числе оказывают помощь и поддержку матерям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации.

— Это действительно проблемный момент. Потому что детский дом — это теплица, за них делают всё — от обеспечения продуктами до оформления нужных документов и справок. Став совершеннолетними, они остаются один на один с жизнью. И многих вещей они делать не умеют, поэтому очень много через нас проходит девочек с подобными проблемами, — рассказала «Известиям» Юлия Доронина.

Кроме того, отмечают в центре, нередко молодым матерям просто не к кому обратиться за поддержкой — и именно необходимость прокормить ребенка может толкнуть их на преступление, после того как они оставляют детское учреждение.

«Меня изнасиловали в 11 лет»

Одна из подопечных центра — Надежда, бывшая воспитанница одного из детских домов в Иркутской области. Надежда — мать четверых детей, но троих детей у девушки забрали после того, как она отбыла два срока сначала за торговлю, а затем за хранение наркотиков. Сейчас с ней находится младший ребенок, который был рожден в колонии. О том, как живут старшие дети, Надежда узнает через свекровь.

Женщина уверена, что для нее ситуация могла бы сложиться иначе, если бы за воспитанниками ее детского дома был организован правильный присмотр, а ей самой рассказали, в какие учреждения обращаться за помощью во «взрослой» жизни.

— Это стало возможным, потому что мы были без присмотра. То есть мы могли ходить на улицу, когда хотели, могли курить. Никто за нами не следил. Поэтому так и получилось, что сестра связалась с плохой компанией, когда мне было 14 лет, она предложила попробовать и мне, — рассуждает Надежда.

Из детдома в роддом: три девочки забеременели в челябинском интернате

Ее слова косвенно подтверждает и Александр Гезалов, в беседе с «Известиями» вновь обративший внимание на несовершенство организации работы этих учреждений. Например, если речь идет о ПНИ, то немногочисленные сотрудники чаще всего «просто не успевают отслеживать происходящее» и дети оказываются предоставлены сами себе.

По словам Надежды, в ее детском доме младших воспитанников легко отпускали со старшими за пределы территории, в том числе на дискотеки. Так ее с собой брала сестра. Во время одного из таких выходов ее в одиннадцатилетнем возрасте, по словам Надежды, изнасиловал сын сотрудницы детского дома.

— Я попыталась об этом рассказать, но, как мне тогда сказали, за нас государство ответственности не несет, потому что мы дети, не работаем и государству пользы не принесли. Потом это всё как-то забылось, а в 14 лет я уже начала употреблять наркотики, — вспоминает она.

После выпуска из детского дома Надежда в 19 лет вышла замуж за человека «намного взрослее» ее, тогда же родила первого ребенка. Положенного воспитанникам детдомов жилья девушка так и не получила.

С первым мужем она вскоре разошлась, вторым супругом стал ее ровесник, с которым Надежда была знакома еще по детскому дому. Муж предложил ей жить с его родителями, однако это, по словам девушки, было «тяжело морально». Через какое-то время она предложила мужу попробовать наркотики, затем стала торговать ими, чтобы заработать денег, и первый раз была осуждена.

Из детдома в роддом: три девочки забеременели в челябинском интернате

Тогда же у нее забрали троих детей, лишив родительских прав. Надежда освободилась по УДО, однако спустя полгода вновь начала употреблять наркотики и брать деньги за их хранение — за этим последовал второй срок, когда девушка была беременна четвертым ребенком. Сейчас Надежда живет в красноярском центре, старшие дети находятся на попечении у матери второго мужа. Общаться с ними ей запрещено.

— Пытаюсь восстановиться сама, потому что я на свободе совсем недавно, с августа. К наркотикам возвращаться не собираюсь — наоборот, сейчас нахожусь в таком месте, где нам рассказывают, как надо жить, как надо воспитывать детей. И есть условия для проживания, пусть временного, но они есть. Но главное — я стараюсь уделять внимание ребенку, чтобы с ним не получилось как со мной, — пояснила девушка.

Избавить от упреков

Сейчас в Центре оказания помощи детям, оставшимся без попечения родителей в Чесме проводится проверка.

— Совершенно точно, этот случай будет разобран на общем совещании, которое в нашем министерстве проводится ежемесячно, — методический день с руководителями управлений социальной защиты. И обязательно будем обращать внимание в том числе и на совещании с руководителями центров помощи детям. Все они получат указание усилить работу по воспитанию подрастающего поколения, — рассказала «Известиям» начальник пресс-службы министерства социальных отношений Челябинской области Елена Давлетшина, отметив, что о беременности стало известно после того, как девушки обратились к руководителю центра.

Воспитанницы интерната из Челябинской области достигли возраста согласия, поэтому, если не было насилия или принуждения, никто не понесет серьезного наказания, считает председатель Национального родительского комитета Ирина Волынец.

— В возрасте 16 и 17 лет дети — уже практически взрослые люди, поэтому если всё происходило по согласию и будущие отцы не станут уклоняться от ответственности — женятся и будут участвовать в воспитании, — они могут избежать уголовного наказания. Что касается специалистов центра, то, безусловно, эта ситуация — следствие педагогической недоработки, но сильно наказывать их не стоит. Ведь даже если беременность происходит у девочки из семьи — это не основание для лишения родительских прав, — пояснила она.

О тем, что решать проблему нужно не через наказание воспитанников или сотрудников детских учреждений, «Известиям» рассказал и Александр Гезаев.

— Не нужно наказывать сотрудников или директора интерната, потому что смысла в этом нет. Персонал придется менять в таком случае каждый год. Нужно форматировать отношение самих учреждений и понимать, что это неизбежно, — уверен он.

В том числе вместо давления на несовершеннолетних будущих матерей и проведения насильных абортов необходимо создать для них «среду доверия, максимального уважения и прояснения», обеспечив заботу со стороны общества и государства, уверен собеседник издания.

А для того чтобы молодым матерям было проще в дальнейшем наладить самостоятельную жизнь, в детских домах нужно не усиливать надзор, а усовершенствовать подготовку будущих выпускников к существованию в реальном мире и решению практических задач, уверена Юлия Доронина.

Из детдома в роддом: три девочки забеременели в челябинском интернате

Согласна с этим и профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС Любовь Храпылина. По ее мнению, ранние беременности являются следствием того, что молодые люди не понимают в полной мере степень ответственности за себя и будущего ребенка — не только в физиологическом, но и в социальном плане.

Чтобы изменить ситуацию, по словам эксперта, подготовительную работу необходимо вести на уровне семьи, образовательной и здравоохранительной системы. Детям с 12-летнего возраста нужно рассказывать о рисках прерывания беременности, экономических и социальных последствиях рождения ребенка. И при этом само общество должно менять отношение к молодым матерям — в отношении них недопустимо общение с упреком.

— Молодежь любит компьютерные игры. Думаю, неплохо было бы сделать такую игру: симулятор рождения и воспитания ребенка. Чтобы они могли на понятном примере понять все тонкости и прочувствовать ответственность, — заключила Любовь Храпылина.

Она также подчеркнула, что наказание педагогов центра не изменит ситуацию в целом. Более того, дисциплинарное взыскание не гарантирует, что подобного впредь не произойдет даже в этом центре.

Источник: iz.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

Яндекс.Метрика