— Полностью избавиться от этой проблемы не получится, однако мне кажется, что можно сделать задачу написания вируса или организации фишинга настолько сложной, что подобные занятия станут коммерчески неинтересными. Это, на мой взгляд, наиболее рациональный подход — сделать зло невыгодным для злоумышленника. Часть этой задачи можно решить посредством криптографии.

С другой стороны, есть такая вещь, как социальная инженерия, с которой бороться гораздо сложнее. Конечно, можно создать систему искусственного интеллекта, подсказывающую пользователям, как защититься от подобных атак, однако в данном случае мы сталкиваемся не только с математической проблемой, но и с реальной жизнью.

Технологии квантовой защиты здесь, к сожалению, сейчас не помогут, так как они нацелены на решение одной конкретной, совсем другой задачи.

— По сути, это следующий шаг в развитии подобных технологий. Сегодня существуют небольшие сети, использующие оптоволоконные кабели и состоящие из двух-пяти узлов, средние и большие сети из десятков и сотен узлов, а затем должен появиться глобальный квантовый интернет.

Спутники критически важны для его создания — без них межконтинентальные системы связи крайне сложно реализовать.
С другой стороны, из-за спутников возникает проблема доверия, доверенных узлов сети. Кто и как их контролирует — это тоже вопрос безопасности, для обеспечения которой необходим еще один уровень защиты.

— Здесь та же ситуация, что и с квантовой криптографией: если рассматривать их как идеализированные математические концепции, то взламывать таковые нет смысла. Однако конкретная инженерная реализация этих идей необязательно будет абсолютно неуязвимой для взлома — к примеру, можно ослепить детекторы.

Иными словами, нельзя взять какую-то идеальную концепцию, поместить ее в реальный мир и ожидать, что она останется такой же неприступной. Всегда есть какие-то бэкдоры и дыры — любой специалист по безопасности скажет, что даже в самой идеальной системе защиты данных имеется как минимум одна уязвимость.

Система квантовой связи, созданная в Российском квантовом центре

Поэтому, как мне кажется, кто-нибудь обязательно попытается взломать блокчейн. Хотя интереснее было бы найти альтернативу. К примеру, есть такая вещь, как квантовые цифровые подписи, — я бы задумался, можно ли использовать их вместо обычных подписей или квантовой криптографии и обеспечит ли это достаточный уровень безопасности.

Реализация этой идеи, к примеру, позволила бы «внешним» пользователям работать с блокчейном, не имея прямого доступа к квантовой сети, через которую происходит обмен данными в нашей системе сейчас. В отличие от технологий шифрования и связи, квантовые электронные подписи появились совсем недавно, инфраструктуры для их использования пока нет. Поэтому тут сложно приводить какие-то конкретные примеры и давать прогнозы.

— Хотелось бы думать, что да — если привлечь внимание общественности к каким-либо проблемам, они, как правило, начинают решаться быстрее. Я, конечно, видел несколько попыток разобраться в этом до публикации нашего исследования, но все они не были достаточно серьезными.

После выхода нашей работы внезапно опубликовали еще пять-шесть статей, посвященных тому, как можно защитить биткоин, насколько вероятен взлом его блокчейна и так далее.

Технологии развиваются, и сейчас блокчейн-сообщество, в том числе и Etherium, внимательно присматривается к тому, что может предложить квантовая криптография и алгоритмы защиты данных, стойкие к квантовому взлому.

— На самом деле, нужно и то и другое. Можно привести следующую аналогию — практически у каждого из нас есть компьютер, и мы периодически меняем его на более современную модель. Пока он справляется со своей задачей, брать новый смысла нет.

Аналогичным образом — когда люди увидят, что защищенная сеть работает в десять раз быстрее, если поставить новый оптоволоконный кабель, и в этом будет потребность, тогда инфраструктуру обновят.

К примеру, в эксперименте со Сбербанком нам выделили оптоволоконный канал длиной в 25 километров, состоявший из восьми спаек. Каждая такая спайка отражает часть фотонов назад и создает другие помехи. Если бы это оптоволокно было качественным и не состояло из отдельных кусков, такой уровень потерь наблюдался бы на канале длиной не в 25, а 75 километров. Качество линии очень влияет на скорость распределения ключей. 

Система квантового шифрования данных, создаваемая в РКЦ

При этом надо понимать, что устройство, которое получало квантовые ключи, могло считывать их лишь раз в четыре минуты, поэтому даже такого канала нам хватало с избытком. Мы могли бы, в принципе, подключить еще несколько передатчиков и приемников, если бы возникла такая необходимость.

В общем, если говорить, что данные — это новая нефть, то надо строить не только новые трубопроводы, но и улучшать старые, если это требуется для нефтехранилищ, и делать их безопасными настолько, насколько это возможно.

— Эту идею очень серьезно изучает и рассматривает группа Джейкоба Биамонте из «Сколтеха» в рамках проекта Quantum Complexity Science Initiative. На самом деле, подобных приложений у квантовых компьютеров может быть масса, и поэтому здесь нам стоит сначала определиться с тем, что мы имеем в виду под терминами «искусственный интеллект» и его обучение.

К примеру, квантовые алгоритмы можно применять для того, чтобы ускорять математические процедуры, задействованные в работе систем машинного обучения. Кроме того, квантовые системы реально использовать для решения задач оптимизации и множеством других способов.

Интересно также, что математические структуры, возникающие в нейронных сетях, иногда бывают полезны для описания некоторых квантовых физических систем, содержащих в себе множество частиц, которые интересны уже ученым, а не программистам. В общем, внимание к нейросетям со всех сторон говорит о том, что у них очень большой потенциал.

Лично мне кажется, что подобные системы ИИ можно использовать для демонстрации так называемого квантового превосходства. Доказательства того, что квантовые вычислительные системы способны решать те задачи, которые обычным компьютерам не под силу.

Конечно, есть и другие варианты проверки «превосходства» квантовых компьютеров, однако они или бесполезны с практической точки зрения, или же слишком сложны для реализации с учетом ограничений существующих систем. Квантовое обучение нейросетей не потребует столь больших ресурсов и при этом принесет нам что-то, что в будущем даст конкретную пользу.

В общем, будущие или уже существующие системы из 50 или 60 кубитов, такие как программируемый квантовый симулятор Михаила Лукина, позволят нам решать интересные и практически значимые задачи.

В этом плане очень умно поступает компания IBM, создавшая первое облако квантовых вычислений. Они коллекционируют запросы, знания и подходы всех людей со всего мира, и это очень ценно и важно на данном этапе развития квантовых вычислительных технологий и квантового ИИ.

Источник: ria.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Яндекс.Метрика