Михаил Антонов: "Мы притягиваем будущее"

В этом году в России впервые проходят технологические конкурсы Up Great. Их участникам предстоит продемонстрировать решения глобальных технологических задач: эффективного управления беспилотным транспортом зимой и создания компактного топливного элемента на водороде. О том, как были определены технологические барьеры Up Great и почему именно эти вызовы сегодня «открывают» дверь в будущее РИА Новости рассказал заместитель генерального директора РВК Михаил Антонов:

Михаил Вячеславович, на какой зарубежный и отечественный опыт вы опирались, создавая технологические конкурсы Up Great. Чем они отличаются от российских и иностранных аналогов?

– Мы активно использовали зарубежный опыт, в том числе, изучили практику лучших международных корпоративных конкурсов и конкурсов-«вызовов» – XPrize, Darpa Grand Challenge, соревнований Google. И у нас в России есть хорошие технологические конкурсы. Довольно удачно, на мой взгляд, их проводит «Сибур». Из опыта западных аналогов мы постарались взять лучшее, и главное – несколько основополагающих принципов организации конкурсов. Первый из них является основой для формулировки технологического барьера и заключается в абсолютности его преодоления. Проще говоря, барьер либо преодолен, либо нет. Награду получает только тот, кто справился с задачей – превзойти конкурентов недостаточно.

Второй принцип, который мы позаимствовали у западных коллег, касается роли денежного вознаграждения. С одной стороны, оно должно быть достаточно существенным, а с другой — не деньги должны быть основным мотиватором. Денежный приз – лишь «вишенка на торте». А основная ценность и интерес разработчиков состоит в том, чтобы показать свои технологические возможности, навыки в решении сложных инженерных задач.

– Конечно, и я бы отметил, что в мировых конкурсах довольно часто команды, которые занимают вторые, третьи и четвертые места, получают деньги инвесторов даже быстрее победителей. Команда, которая не дотянула до преодоления технологического барьера, все равно может представлять серьезный интерес. В том случае, конечно, если она продемонстрировала важные навыки. Такие команды привлекают для решения новых задач, на их идеях основываются новые большие технологические проекты.

Система поиска сформирована на основе лучших западных практик. Определяются барьеры, после преодоления которых откроется возможность для развития целой группы технологий. Это так называемые «отпирающие» технологические решения: они позволят человечеству открыть дверь, за которой в буквальном смысле находится новый мир.

Что касается российской специфики, то у нас есть программа, которой нет у западных коллег: Национальная технологическая инициатива (НТИ). Она охватывает огромный пласт тематик, которые уже глубоко проработаны экспертами. В НТИ проведена серьезная экспертиза и сформировано экспертное мнение о том, какие критические технологии будут оказывать решающее влияние на нашу жизнь, экономику и общество. Речь идет о перспективе на ближайшие 10-15 лет. Технологические области НТИ становятся фокусом конкурсных заданий Up Great.

Хотел бы обратить внимание на одну важную деталь: если организаторы конкурса хотя бы за день до его проведения узнают, что кто-то в мире преодолел заявленный технологический барьер, конкурс будет отменен. И это закреплено в постановлении правительства РФ, которое регулирует правила проведения конкурсов в рамках НТИ (№403 от 3 апреля 2018 года – прим. РИА Новости). На этапе проектирования концепции первых конкурсов Up Great РВК привлекла к оценке заданий консалтинговую компанию Frost & Sullivan. Ее эксперты подтвердили, что заявленные на конкурсах барьеры не преодолены. Она гарантирует это своей деловой репутацией.

Тематика водородной энергетики, которой посвящен конкурс Up Great «Первый элемент», не так хорошо известна обывателям. Расскажите подробнее, почему вы выбрали топливные элементы на основе водорода в качестве предмета конкурса?

– Сначала мы провели опрос среди участников НТИ, в ходе которого нужно было предложить идею будущего конкурса и доказать, что именно эта тема открывает максимальное число новых технологических решений. В результате тематика водородных топливных элементов стала безусловным лидером. Участникам «Первого элемента» предстоит превзойти существующие технологические решения, создав компактные, легкие и мощные водородные топливные элементы для мультикоптерных платформ. Они откроют новые горизонты для водородной энергетики.

Важно при этом понимать, что оценка перспективности того или иного конкурса строится на тезисе о том, что если он не состоится, то барьер все равно будет преодолен кем-то еще. В течение пяти лет примерно. Таким образом, организуя конкурс, мы как бы притягиваем к себе будущее, которое наступит через пять лет. А это значит, что в случае успеха Россия станет лидером в этом сегменте.

– Зима – важный вызов для технологий беспилотных автомобилей. Судите сами: все эти «беспилотные чудеса», которые мы сейчас наблюдаем в теплой Калифорнии, это пока не для нашей повседневной жизни. Вот мы видим, например, как по специально выделенной полосе едет беспилотный грузовик… Но дело в том, что это далеко не 100% беспилотный транспорт. С таким же успехом можно было протянуть между городами ленту транспортера и перемещать по ней грузы. По-настоящему беспилотными подобные технологии станут, когда они будут полностью интегрированы в повседневную жизнь. То есть такая машина должна уметь видеть занесенную снегом разметку, справляться с гололедом, пропускать пешеходов, обгонять движущиеся объекты, предвосхищать возможные действия людей рядом с проезжей частью. Например, увидеть, что ребенок, который играет с мячиком, может выскочить на дорогу, и сбросить скорость. Беспилотник должен принимать решение так, как это делает водитель-человек, который подключает сразу несколько уровней работы мозга, интуицию, ассоциативное мышление. Одно могу сказать точно: преодолеем мы рубеж или нет, но уже сейчас, в процессе подготовки конкурса, рождено такое количество потенциально интересных технологических решений, что он уже окупился.

Вокруг каждого конкурса такого уровня формируется насыщенная бизнес-партнерами и научными организациями среда. В России уже есть заметные игроки на рынке беспилотных автомобилей. Яндекс, например. Кстати, идея пригласить Яндекс в партнеры появилась спонтанно. Мы обсуждали конкурсные вызовы, и в это время в сети появилось видео, как беспилотный автомобиль Яндекса едет по одной из трасс. Мы увидели, что у него есть ряд ограничений – на перекрестках, при объезде движущихся препятствий. Связались с Яндексом и сказали, что хотим попробовать решить эти проблемы. Они согласились и стали партнерами «Зимнего города», потом помогли сформировать конкурсное задание.

Среди научных партнеров «Зимнего города» я бы выделил НАМИ. Институт хотел бы увидеть новые технологические команды, с которыми затем им было бы интересно работать. Мы ищем разных партнеров, в том числе, и тех, кто мог бы софинансировать конкурс.

Если мы посмотрим на западные аналоги, то увидим, что там конкурсы заметно «дрейфуют» от решения технических проблем к преодолению общественных вызовов. Объясню концепцию на примере: скажем, появляется визионер, который озвучивает идею о том, что нам нужно стать мультипланетной цивилизацией. За ним появляется инженер, который говорит, как это сделать: например, нужно долететь до такой-то планеты, высадиться, разбить базу и провести на ней определенное время. И если мы преодолеем эти вызовы, то получим искомый результат. Далее задача конкретизируется: мы говорим, что нужно долететь до этой планеты за определенное время, например, за 5 лет. При этом доставить туда груз массой 15 тонн. И вот мы уже подошли непосредственно к технологическому барьеру. Таким образом, появляется следующий алгоритм: принятие обществом большого вызова, его декомпозиция в технологическую плоскость, определение спектра задач, которые можно решить с помощью технологического конкурса.

Сейчас у нас есть примерно 5-7 крупных тематик, в которых, как мы считаем, с помощью технологических конкурсов можно достичь важных результатов. Среди них ассистивные технологии (помощь людям с ограниченными возможностями по здоровью). В этой сфере много технологических барьеров, один из них — тактильные ощущения протеза. Представьте, что человек с протезом кисти опускает его в черный ящик и далее пытается определить, что в нем находится: яблоко, апельсин, шар от бильярда или поролоновый кубик… На сегодня таких технологий нет, это невозможно. Человек «не чувствует мозгом» протез. Задача — создать такой протез, который позволит передавать информацию с искусственной кисти в мозг человека, чтобы он стал настоящей заменой, а не только косметикой или функциональным «крюком», позволяющим удерживать разные предметы.

Есть интересные барьеры и вызовы в области генетики. При всех этических ограничениях, там огромное поле для работы. Не менее серьезные вызовы в сфере искусственного интеллекта. К примеру, сегодня ни один искусственный интеллект не сыграет в «Что? Где? Когда?». Судите сами: чтобы выиграть, команда знатоков ведь использует не только логическое мышление. На сложнейшие вопросы игроки отвечают с помощью ассоциативного или интуитивного мышления – человеку доступно много разных способов мыслить. Сделает ли кто-то компьютер, который сможет работать на таком же уровне? Это может стать одним из вызовов нового конкурса Up Great, который получил рабочее название «Тьюринг 2.0».

Еще одно, абсолютно прикладное направление, которое нам интересно включить в конкурсы, – подводная робототехника. Мировой океан – это и «новая нефть», и «новый газ», и многое другое. Люди пока освоили лишь «тонкую пленку» океана, его поверхность. Кстати, при этом уже успели нанести океану ущерб. Однако понятно, что человек пока не функционален в океане. Современные батискафы очень ограничены в своих возможностях, поэтому все ожидают появление целого нового класса морских роботов. Мы даже пока до конца не понимаем, что они могут и должны делать на большой глубине. Но на глубине до 100 метров, где мы сейчас активно осваиваем океан, задачи уже понятны: они могут, например, ремонтировать основы различных конструкций и днища крупных судов, укреплять опоры буровых платформ. Таким образом, речь идет об узкофункциональных высокопроизводительных подводных аппаратах. И это тоже может стать будущим Up Great.

Источник: ria.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Яндекс.Метрика