В субботу закончил свою работу V Ялтинский международный экономический форум, который в этом году посетило рекордное количество зарубежных гостей, причем из стран, которые поддерживают санкции против России. Почему они приехали в Крым, каких инвестиций можно ожидать от заграничных инвесторов, а также о деле Майкла Калви и бизнес-климате в стране, в интервью «Известиям» рассказал организатор ЯМЭФ, сопредседатель общественной организации «Деловая Россия» Андрей Назаров.

— Андрей Геннадьевич, сколько гостей на форуме из стран, которые поддерживают санкции против России?

— Учитывая, что на площадке гости из 89 государств, то очевидно, что все страны, которые поддерживают санкционную политику за исключением США, присутствуют на форуме. Хотя из Штатов, надо сказать, также есть отдельные бизнесмены, которые приехали в частном порядке.

«Бизнесмены из Штатов приехали в частном порядке»

Участники конференции «Санкционный мир. Глобальные вызовы» в рамках Ялтинского международного экономического форума

— Сколько соглашений подписано на ЯМЭФ?

— По итогам форума подписано 102 соглашения.

— Даже внешне очевидно, что Крым нуждается в значительных инвестициях — прежде всего в инфраструктуру. Есть ли оценки, сколько полуострову нужно привлечь средств для полноценного роста?

— Инвестиции идут полным ходом — Федеральная целевая программа подразумевает на развитие Крыма 700 млрд рублей в течение нескольких лет, это огромные деньги, но мы вкладываем их в свою страну, в своих людей. И мы видим уже реализацию проектов — построен мост через Керченский пролив, новый аэропорт в Симферополе, дороги прокладываются. Конечно, параллельно идут частные инвестиции — в туризм, виноделие, промышленность. И эти суммы в итоге сопоставимы с государственными инвестициями.

— А во сколько обошелся форум, если не секрет?

— В 10 раз меньше, чем подобные мероприятия в мире и в России.

— Вы упомянули новый аэропорт в Симферополе. Действительно, он большой и комфортный, но производит впечатление пустого и безлюдного. Строили на перспективу?

— Да, это огромный терминал, и он заполнен летом, когда ежедневно осуществляется до 230 взлетов и посадок. Зимой, конечно, этот показатель падает практически в 10 раз.

«Бизнесмены из Штатов приехали в частном порядке»

Здание терминала «Крымская волна» международного аэропорта Симферополь

— И паспортный контроль в аэропорту закрыт. Я так понимаю, что все иностранцы, в том числе и гости форума, прилетают в Симферополь через Москву. Получается, паспортный контроль зря предусмотрели в новом аэропорту?

— Мы уже делали первый международный рейс из Симферополя в Дамаск, поэтому возможности для прямых международных рейсов есть. Понимаю, что интересно, когда будет осуществлен первый полет Симферополь–Ницца, но тут всё очевидно. Чтобы такие регулярные международные рейсы наладить, конечно, необходима отмена санкций.

— Ограничения мешают и привлечению иностранных инвестиций в Крым. Да и не только в Крым. Пожалуй, одним из самых громких событий последнего времени для бизнеса стало освобождение основателя фонда Baring Vostok Майкла Калви из СИЗО. Как вы считаете, поможет ли это смягчить недоверие инвесторов, которое возникло в связи с этим делом?

— Мы рассматривали обращение Майкла Калви на Общественном совете центра «Бизнес против коррупции» и выступили за пересмотр меры пресечения. На наш взгляд, арест — избыточен. Тот факт, что в итоге его изменили на домашний арест — сигнал хороший, но тем не менее у наших экспертов остались вопросы по существу.

— Глава Счетной палаты Алексей Кудрин объяснил сокращение инвестиций в нашу страну делом Калви. А по вашему мнению, оно повлияло на приток иностранных денег и вообще на инвестклимат?

— Для иностранных инвесторов и одно-единственное уголовное дело может стать решающим. Например, после громкого дела «Хохтиф Девелопмент Руссланд» — «дочки» немецкого девелопера Hochtief, одной из крупнейших в мире строительных компаний, отстроивших терминал аэропорта Шереметьево в Москве, посол ФРГ в России Рюдигер фон Фрич заявил, что «иностранные компании по-прежнему не могут быть уверены в надежности защиты инвесторов в России». Что касается дела Калви, оно может возыметь те же реакции. Ведь здесь вопросы даже не по существу, уголовное дело может заводится, чтобы разобраться в ситуации, а в том, как это дело ведется.

«Бизнесмены из Штатов приехали в частном порядке»

Основатель фонда Baring Vostok Майкл Калви, обвиняемый в мошенничестве, на заседании в Басманном суде Москвы

— Как вы вообще оцениваете инвестиционный климат сейчас в стране? Чувствуют ли предприниматели, что государство создает условия для развития бизнеса? Какие проблемы существуют, есть ли позитивные изменения?

— Я бы назвал его умеренно-муссонным. Все-таки масштабные изменения последних 10 лет, в которые входит и реформа Гражданского кодекса, и «перекройка» Уголовного кодекса в сторону гуманизации, и сдерживание административного давления, различные моратории на проверки позволили нам не только отвоевать места в глобальных инвестиционных рейтингах и подняться в глазах Всемирного банка в зачете Doing Business со 120-го до 31-го места.

Бизнес действительно на себе прочувствовал, что вести дела в России становится проще и комфортнее. Когда в гражданском «обороте» появились нормы, характерные для коммерческого права, доля компаний, которые ведут большинство крупных сделок по национальным законам, выросла в три раза. За последние пять лет в два с лишним раза снизилось количество бизнесменов, жалующихся на неудобство российского законодательства. Даже по состоянию налоговой системы, по данным компании PricewaterhouseCoopers, мы находимся уже на 47-м месте из 189 стран, обгоняя некоторые западные государства.

Так что мы уже видим «обратную» миграцию бизнеса — капиталы возвращаются на Родину. €10 млрд остатков на счетах уже задекларированы в ходе второго этапа амнистии капиталов, а ее продлили еще на год. К тому же в прошлом году в стране открылось 215 новых производств, которые принесли больше 200 млрд рублей инвестиций.

— Не такая значительная сумма с учетом потребности в инвестициях, вам не кажется?

— Здесь чрезвычайно важно оценивать не только стоимость объектов, а диверсификацию вложений. Предприниматели начали инвестировать в несырьевой бизнес: в первую очередь машиностроительные мощности, производство строительных материалов и химическую промышленность.

Конечно, «муссоны» в нашем инвестиционно-климатическом поясе еще присутствуют. Нельзя сказать, что удалось искоренить проблему незаконного уголовного преследования бизнеса: в прошлом году хоть и удалось снизить количество зарегистрированных дел с 270 до 230 тыс., эта цифра по-прежнему чрезмерно высока. Да и до суда по-прежнему доходит менее 20% возбужденных уголовных дел.

«Бизнесмены из Штатов приехали в частном порядке»

— На съезде РСПП в марте лейтмотивом проходило, что власть хочет видеть в бизнесе партнера. При этом опрос предпринимателей показал, что только около 13% бизнесменов считают себя партнерами власти, остальные же считают себя кошельком. Как можете объяснить это?

— Я думаю, что здесь смешались две оценки — эмоциональная и рациональная, которые и выдали такой совокупный результат. Во-первых, оценка эмоциональная — любой предприниматель, любой экономически активный человек привык сам определять свои поступки и решения. Соответственно, первая, эмоциональная реакция на любой императив со стороны государства у предпринимателя будет: «не учите меня жить».

Во-вторых, партнерство предполагает равные отношения сторон, договорные, консенсуальные. Бизнесмены к таким отношениям привыкли, весь бизнес строится именно на этом. А для того, чтобы государство стало искать консенсус, договариваться, а не диктовать условия, требуется перестройка менталитета всей чиновничьей пирамиды, а не только ее руководящих звеньев.

— Сейчас много говорится о законопроекте о защите инвестиций. На ваш взгляд, он изменит что-то с точки зрения инвестиционного климата?

— Этот законопроект в первую очередь демонстрирует миру приверженность России к улучшению делового климата, и с этой точки зрения он станет важным сигналом западным инвесторам о том, что здесь их ждут, здесь они могут чувствовать себя в безопасности.

Вообще на фоне геополитической напряженности, ситуации с Brexit, набирающей популярность политики протекционизма, инвесторы стали терять уверенность в привычных рынках и начали искать новые гавани для своих капиталов. И предпочтение будут отдавать тем юрисдикциям, где можно либо хорошо заработать, либо чувствовать себя комфортно и безопасно.

Закон о защите и поощрении капиталовложений дает право бизнесу заключать с государством соглашение о стабильности регуляторных условий в обмен на защиту от постоянной смены правил игры и права на налоговые вычеты. Другой вопрос, что подобного чувства уверенности порой не хватает и нашим отечественным предпринимателям, поэтому со временем эту практику нужно будет расширять и на субъекты малого и среднего бизнеса.

«Бизнесмены из Штатов приехали в частном порядке»

Участники Ялтинского международного экономического форума

— Какие еще законодательные изменения нужны для привлечения инвестиций?

— Любые изменения в российской юрисдикции — это стратегический фактор экономического роста. На мой взгляд, сегодня мы должны подтянуться по гарантиям безопасности ведения бизнеса, частной собственности и инвестиций. Так что инвесторы и предприниматели должны получить полноценную судебную защиту и административную поддержку.

Кроме того, необходимо дальнейшее совершенствование уголовного и уголовно-процессуального законодательства и дальнейшая декриминализация экономических правонарушений. Нужно перейти к принципу «за экономические нарушения — экономические наказания». А в УПК РФ ввести новую главу, которая бы регулировала проведение предварительного и судебного следствия по «экономическим» составам с учетом специфики.

Источник: iz.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

Яндекс.Метрика